Обновление

Обновлена статистика.

Все обновления в твиттере www.twitter.com/hockeyfights_ru

Рубрики

Bruise Brothers: Джо Кошур. Глава четвёртая — 1

Братья по кровиГлава четвёртая

 

Мой брат по оружию

 Осенью 1996 года я остался вне профессионального хоккея. Надежды вернуться в НХЛ я никогда не терял, но время работало против меня.

Помог мне вернуться мой брат по оружию. В конце октября 1996 года, Проби играл за Блэкхокс и они приехали в Детройт. За две недели до этого Детройт лишился своего тафгая Стю Гримсона, выставив его на драфт отказов, откуда его забрал Хартфорд Уэйлерс. В городе поднялась паника по поводу того, что Уингс не хватает силовиков.

Я приехал на игру и зашёл в раздевалку Чикаго, повидаться с Проби. Я отвёл его в сторонку после игры и в шутку предложил: «Смотри, ты можешь кое-что сделать для меня. Заставь Детройт осознать, что им срочно необходим тафгай. В следующей вашей игре здесь устрой что-нибудь эдакое».

Что ж, в следующей игре Детройта и Чикаго Проби вышел на лёд и начал крушить игроков Уингс налево и направо и орудовать клюшкой словно шпагой. По-моему, он сделал отбивную из Джеми Пушора и ткнул клюшкой Брендана Шенахана. Он играл так, словно ему сорвало крышу. Газеты на следующий день вышли с громадными статьями, в которых заявлялось, что Детройту как воздух необходим тафгай.

Боб Войновски, ведущий спортивной колонки в Детройт Ньюс, написал заметку о том, что я ещё в городе и взял у меня интервью в спортивном зале. Мой агент Ларри Раух сказал мне, что кое-что слышал о словах Боумэна и посоветовал мне отправиться в Сан-Антонио из лиги IHL и сыграть 5-6 игр перед Рождеством. Как раз набрать былые кондиции и Детройт, возможно, заинтересуется мною.

Я так и сделал и это сработало. Где-то в районе Рождества Детройт подписал со мной контракт и я вернулся в шоу. Большая заслуга в этом принадлежала Проби. И, если вы ещё не знаете, то моя вторая игра по возвращении в НХЛ была против Чикаго. Никаких спланированных сценариев возвращения, всё было как было.

Я должен был показать себя Скотти. Первая и вторая смены прошли безо всяких происшествий. На третьей смене составов Джеми Пушор схлестнулся с Кэмом Расселом и Скотти выпустил меня на следующее вбрасывание, аккурат напротив Проби. Шайба полетела на лёд и я сказал: «Проби, нам придётся драться». Он взглянул на меня: «Давай, мужик, для этого я и помог тебе вернуться». Последовала старая добрая потасовка напротив скамейки штрафников. У меня есть фото этой драки и на заднем плане хорошо видно ликующих болельщиков.

Закончилось всё моим падением на него. Помню, я сказал ему: «Проби, я тебя обожаю. Спасибо за помощь». А он: «Нет проблем, брат».

Позже в игре какая-то заварушка началась прямо перед их скамьёй запасных. Кэм Расселл налетел на меня, и я сбросил краги. Почти сразу я нагнул его к их лавке и начал лупить, периодически прикладывая его головой о разделяющее скамейки запасных двух команд заградительное стекло. Я не знал этого, но Проби, сидя на лавке, хотел оттащить меня, но, кажется, Денис Савар не дам ему сделать это, иначе бы Проби схлопотал дисквалификацию. (На самом деле, какие-то попытки оттащить Кошура предпринимал Энрико Чикконе)

Это была вторая наша драка с Бобом. Впервые мы сошлись в кулачном бою 17 декабря 1993 года, на Джо Луис Арена. Возможно, это было самое нервирующее событие в моей жизни, потому что это была моя первая игра против Ред Уингс в качестве игрока Рейнджерс. Воздух был настолько наэлектризован, что я почти чувствовал, как мои волосы встают дыбом.

Драка произошла на смене составов. Эса Тиканен дёрнул кого-то из Крыльев, Проби пихнул его. И не знаю, как это получилось, он как-то сумел выбраться из общей кучи, а я был уже наготове. Если вы спросите его, он может сказать, что я рассёк ему кожу под глазом, но я не бравирую этим. Болельщики обычно раздувают из этого целую трагедию, но для нас это было пустяком. Мы злились друг на друга ещё с тех пор, как делили гостиничный номер на выездах, за Детройт. Он никогда не убирал за собой.

На самом деле, я никогда не хотел драться только лишь с моим другом Келли Чейзом. Мне он нравился как человек, знал я его очень хорошо, и биться с ним у меня особого желания не было. Насчёт драки с Проби я особо не парился, потому что знал, что травмировать его всё равно не смогу. Драться с ним было невероятно сложно. Ты мог одолевать его в первые полминуты схватки, но потом драка превращалась в резню, причём пострадавшим становился его оппонент. Уйти от его кулаков было невозможно.

Он был номером первым среди тафгаев нашего поколения в НХЛ. Спросите любого, разбирающегося в игре, и он подтвердит мои слова. Если бы это было моим решением, я бы избрал Проби в Хоккейный Зал Славы. И я весьма и весьма рад, что большую часть наших карьер мы играли в одной команде.

Впервые мы с ним повстречались на вечеринке, организованной Детройтом для своих задрафтованных в 1983 году, игроков. Примерно через пару недель после драфта нас собрали в Карл Чоп Хаус на обед. Это были последние выходные июня. Мы посетили игру Детройт Тайгерс и понаблюдали за салютом со своих мест на Тайгер Стадиум.

Для меня это было первой поездкой в большой город. И, да, этот парень Айзерман тоже был там. Вы, вероятно, слышали о нём. Его выбрали на драфте в том же году, что меня и Проби. Единственный, кого не было на этом вечеринке, был Петр Клима, потому что он ещё не сбежал из Чехословакии.

В первые полтора года в Детройте я был постабильнее Проби. Меня подняли в команду после первых восьми игр в 1985 году и я остался до конца сезона. Его же то поднимали, то опускали обратно, по всяким поводам. Каждый раз, когда мы узнавали, что в команду снова приедет Проби, игроки улыбались. Я тоже ждал этих вызовов, потому что с ним моя работа была не в пример проще. И я надеялся, что и ему со мной в составе было проще.

Нам очень повезло в этом отношении. У многих команд в составе был лишь один тафгай. Одинокий боец не мог подготовиться к одному конкретному тафгаю в Детройте. Ему мог достаться я или Проби, а то и оба вместе. Думаю, это очень трудно, выходить против команды с кучей силовиков, будучи единственным тафгаем в команде.

В дивизионе Норрис, в командах Сент-Луис, Миннесота, Чикаго, Торонто, обычно было больше одного тафгая. У нас тоже были не только я и Проберт. Не чурались драки Стив Чиассон, Джерри Галлант и Ли Норвуд. Застращать соперников, отобрать у них волю к победе, подорвать уверенность в себе, было нашим способом побеждать. Заставить их заплатить.

Удары, толчки клюшкой – противники знали, что этого не избежать. Я не делал этого чересчур грубо, просто потому что я хотел подраться с кем-нибудь. Я скидывал краги, когда считал, что требуется силовое вмешательство – заступиться за одноклубника, прикрыть собой, дать нам небольшое преимущество – особенно при игре в гостях. Думаю, если вы посмотрите наши драки, то заметите, что большинство из них случались, когда мы играли в гостях. Приезжай и побеждай!

Дома мы нечасто сбрасывали краги, потому что здесь у нас было больше поддержки. На выезде, неважно, врежемся ли мы во вратаря, устроим ли драку в начале игры, мы заставляли всех в нашей раздевалке чувствовать себя комфортно и лишить спокойствия тех, кто сидел в раздевалке соперников.

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>