Обновление

Обновлена статистика.

Все обновления в твиттере www.twitter.com/hockeyfights_ru

Рубрики

Интервью со Скоттом Паркером. Часть 3

Можешь не отвечать на этот вопрос, если не хочешь. Самоубийства и смерти бывших энфорсеров в последние несколько лет. Можешь что-то сказать своё, развеять какие-то мифы о них? Они были такие большие, крутые, ничего не могло их ранить, так? Что может НХЛ или НХЛПА сделать, чтобы помочь этим парням?

Да, я хотел об этом рассказать. Но я начну с цитаты. По моему, это Твистера (Тони Твист) и Марти Максорли – они написали книгу. (Книга Росса Бернштейна —  The Code: The Unwritten Rules of Fighting and Retailation in the NHL). Не помню, кто точно из них сказал, но они сравнили хоккейную команду со школьным классом. Все ходят на уроки, все учатся. Тафгаи тоже ходят на уроки, делают те же задания, сдают те же тесты. Но, помимо этого, как только звенит последний звонок дня, ты выходишь на парковку и должен драться с забиякой из соседней школы, а все остальные стоят вокруг и смотрят. Вот, спроецировав хоккей на школу, тафгайское ремесло выглядит сумасшествием. Ты должен не тупить в защите, ты должен «это» делать хорошо, делать «то» не хуже, успевать на смену звеньев. Не тыкать соперников клюшкой и отправляться на скамейку штрафников. И при всём при этом, ты должен драться. Для обычного человека это звучит несколько странновато. Это не так, как: у меня встреча на ринге через три дня, я должен подготовиться. Здесь каждую игру, все 82 игры, ты должен быть на «точке». Так что порой, это очень изматывает. Я-то не возражаю против такой работы, спускаю на ней свою агрессию. И, думаю, тафгаи – самые уравновешенные люди, потому что всю агрессию мы оставляем на льду. Мы не подавляем эмоции и не сходим с ума, как, например, почтовые работники. Вся агрессия остаётся на льду, на тренировках или в играх. У меня случались потасовки на тренировках до, наверное, третьего моего года в профессионалах. На тренировках я избивал парней. Они с чего-то озлоблялись на меня, вообще не думали о последствиях, пихая меня клюшкой перед воротами. Сначала я спрашиваю: «Слышь, ты знаешь, что я делаю с теми, кто проделывает такое со мной в игре? Я выбиваю из них всю дурь». Если этого недостаточно, то я скидываю краги и луплю этих смельчаков на тренировках. Хотя бы это учит их. На тренировках они больше не цепляются ко мне – урок усвоен. Думаю, меня постоянно задирают из-за моих габаритов. Я люблю посмотреть хороший фильм, смотрю все эти бойцовские сцены, где дерутся минут чуть ли не по 15-20. Думаю себе: «А я врежу кому-нибудь, он падает, я что – суперчеловек? Супермен? Что это за фигня такая?» Все эти драки составляют ауру игры.

Как по мне, формула примерно, 70% — физики и 30% — разума. Разум нужен, например, тут. Ты можешь своими словами обезоружить целую команду. Встаёшь и кричишь на соседнюю лавку: «Эй там, мне кажется, вы все поохеревали там. Я разберусь с каждым из вас. После игры проколю к чёртовой матери все шины вашего грёбаного автобуса. Остановитесь отлить на шоссе, я буду тут как тут, со стволом и поотшибаю вам всем  бошки». Просто заронить в их головах семя, порой этого достаточно. Они уже будут думать: «Этот чувак вообще долбанутый на всю голову». Угу, он точно собирался перепрыгнуть через заградительное стекло к нам.

Да-да, это в его репертуаре. И всё, они поутихли, ты выиграл без всяких драк, никто не пострадал. Ничего страшного в этом нет, это всё игры разума.

Физический же аспект выходит на первый план, когда кто-то жестко сыграл против Джо Сакика и я должен ответить. Это всё часть игры. Но есть и многое то, что ты можешь сделать, и что скрыто от глаз зрителей. Хотел бы я, чтобы всю эту изнанку показывали бы в шоу, как они делают это с НФЛ, взгляд изнутри. Знаю, они начинали, но…

Как HBO 24/7?

Да, что-то похожее. Как-то они повесили на меня микрофон в игре с Детройтом и, после первого периода, сняли: «Нет, мы не можем использовать ничего из того, что ты говоришь».

А я как раз хотел спросить, вешали ли на тебя в игре когда-нибудь микрофон?

Да, было один раз. Там были Молтби и Дрэйпер, я всё время конфликтовал с ними. Знаете, типа, я оторву тебе башку… Понятное дело, оторвать голову не получится, так хотя бы врезать как следует, свалить противника с ног. Просто работа, за которую тебя уважают. Не то чтобы я катался с пеной у рта и орал я хочу убить этого ублюдка. Почти всегда, когда я вступаю в драку, у меня в животе словно злобные муравьи бегают, знаете, такое чувство. И это неплохо, потому что эти муравьи пропадают, когда ты становишься слишком самоуверенным, тогда-то ты и проигрываешь схватку. А если они у тебя есть, значит, ты всё ещё на вершине этой битвы не на жизнь, а на смерть. Ты посылаешь весточку, по-прежнему на вершине и по-прежнему воин. Так что всегда неплохо иметь боевых муравьёв внутри.

Что НХЛ делает для энфорсеров или любых других игроков, когда они завершают карьеру? Что случается? Помогают ли они как-то приспособиться?

Нет, ты получаешь пинок под зад. Тебе никак не помогают приспособиться к будущему на новой работе. Я смотрю на НХЛ как на просто один из кирпичиков, составляющих мою жизнь. Да, было такое время в моей жизни, я наслаждался тем, что делал, а все те, кто писал всякое дерьмо в своих бложиках, могут пойти отсосать. Они сроду не были в драке, но, знаете, это уже прошло, а сейчас у нас мужской клуб-парикмахерская. У меня отличная семья и замечательная жена. Мне не на что жаловаться.

Что ты ещё делаешь сейчас? Занимаешься благотворительностью?

Ох, да. Мы начали помогать семьям, чьи мужья сейчас воюют за океаном. Просто помочь их детям начать играть в хоккей или любой спорт по их выбору, пока их родители воюют за нашу свободу, чтобы мы могли радоваться жизни, когда ничего не свистит над нашими головами и никаких ракет в воздухе. Мы занимались этим пару лет, а потом начали помогать семьям умерших тафгаев. Мы собрали немного денег так, на всякий случай, потому что я очень хорошо знал Уэйда Белака. Я пробился в лигу, когда он играл за Эвеланш. И я хорошо знал и его жену, Джен, и, после того, как я услышал, что случилось тем летом, я был просто потрясён. Я давно не общался с Билером (Уэйдом Белаком), пожалуй, так не должно было быть. Это заставляет тебя захотеть позвонить всем друзьям и знакомым, потому что ты никогда не знаешь, что случится. Ты не знаешь, может, именно твой звонок кому-то поможет остаться. Мы никогда не узнаем, всей ситуации с Буги (Дереком Бугаром), (Марк Риком) Рипином или Билером или даже Шо (Джуниор Шо – знаменитый игрок в американский футбол, покончивший жизнь самоубийством в мае 2012 года). Вы же знаете, что вся эта фигня сейчас и в NFL происходит. Это стало больше заметно, со всеми этими сенсорами, понимаете, когда на игроков вешают все эти датчики-сенсоры и тому подобное. А потом: ничего себе, на тренировке по американскому футболу игроки участвуют в столкновениях и получают удары по 50G, а в играх случается и 150-200G. Такое немалое количество ударов, к несчастью вы ничего не можете сделать, чтобы ваш мозг не болтался внутри вашей головы. И это никак не остановить. Не помогает ни шлем, ничто не остановит это воздействие на ваш мозг, который постоянно получает травмы внутри черепной коробки. Если кто-то мог изобрести что-то такое, то это была бы идея на миллиард долларов. Игроки становятся быстрее, больше, мощнее. Драйв и желание побеждать любой ценой никуда не деваются. Главное, чтобы технологии не стояли на месте, хотя они и так не стоят. Вспомните времена, когда игроки обматывали свои лодыжки телефонными справочниками вместо щитков. С тех пор мы всё-таки неплохо продвинулись.

Расскажи немного о своей благотворительности, для тех, кто не знает.

Организация называется Взвод Паркера. Мы открыли её в 2007 и, как я уже говорил, изначально она предназначалась только для военных, но сейчас мы стараемся помочь везде, где только можем. К нам приходит много солдат с посттравматическим стрессом и мы пытаемся помочь. У нас тут есть ранчо, солдаты приходят туда, мастерят скворечники. Просто, чтоб занять свой мозг, успокоиться хоть ненамного. Если это поможет хотя бы одному солдату, значит, мы делаем всё правильно. Потом мы начали помогать и хоккейным бойцам. Так, внести свой вклад, помочь немного семьям. На всякий случай. Нам не надо быть в свете софитов, посмотрите, что мы тут делаем, смотрите. Понимаете, небольшое информирование не помешает, но мы не хотим, чтобы из-за этого менялась сама игра. Мы с женой много говорим об этом, если у меня была возможность прожить жизнь заново, я делал бы всё тоже самое, разве что попытался бы избежать нескольких шайб, которые попадали мне в голову и которые, в итоге, приблизили конец моей карьеры.

Сын Паркера: Вы спрашивали его о Бобе Хартли?

Хм, да мы немного говорили о нём.По моему, я назвал его мудаком или что-то типа того (смеётся).

Спросите его ещё о Роне Уилсоне (смеётся).

Да, Рон тоже мудозвон.

Что ж, посмотрим, есть ли у меня ещё такие вопросы.

Что сейчас хорошо, так это то, что я могу говорить, что думаю. До этого, ну вы понимаете, командная этика и всё такое. Но, люди хотят знать правду, и один из моих друзей, Адам Скорджи, хотел ввести это в НХЛ, называется Ice Guardians. Мы с ним были одноклассниками в старших классах. Сейчас он продюсер. Идея в том, что он приглашает ветеранов, Кларка Гиллиса, например, и тот повествует об изнанке нашей роли, каково это быть энфорсером и что мы делаем. Не та обычная политкорректная лабуда, которую ты изо дня в день слышишь по телеку: «Я просто играю жестко», и «Мы просто хотели выиграть», и «Мы играем за эмблему на груди, а не за имя на спине». Сами понимаете, есть вещи, которые вы можете сказать, которые вам наговорили заранее, но порой ты просто хочешь сказать правду, как она есть. Ты просто не можешь, ты же ведь хочешь сохранить работу за собой.

Рон Уилсон, Боб Хартли, я знаю, все хотят больше игрового времени, но часто казалось, что как ты говорил, ты прикован к лавке, две, три минуты, для тафгая хватит.

Тренеры вбивают в твою голову: предугадывай события, а не жди, когда что-то случится. Не мсти. Начинай, а не заканчивай. Но, как я могу закончить, если я не получаю ни одной грёбаной смены? Выпусти меня! Что я должен делать, обсуждать последние сплетни, сидя на лавке, как братья Хэнсон? Хорош. Хотел бы я до сих пор заниматься своим делом, не давать соперникам зайти слишком далеко и они даже не подкатились бы к нашей лавке. Бобби Халл, забивает две шайбы и дважды дерётся в одной игре. Кто-то бросает ему вызов – он отвечает. Вот она – игра. Игра как она есть. Но сейчас, опять же я уже говорил, что-то к несчастью, поменялось и поменялось не в лучшую сторону. У нас было благотворительное мероприятие в Боксвуд Галч. Это заведение с платной рыбалкой недалеко от Шоуни. Там собралось немало ветеранов, в основном из Миннесота Нортстарс. Я разговаривал с ними и сейчас уже порой некоторые игры вызывают отвращение. Правила поменялись, что за полная херня? Я их спрашиваю: «Ну как, смотрите хоккей-то?» А они как в один голос: «Без слёз не взглянешь на нынешний хоккей. Столько много поменялось с тех пор, как мы играли в 80-х годах, когда и на клюшках сражались и ткнуть пальцами в глаза сопернику было в порядке вещей». Сейчас это всё эволюционировало до того, что, в случае второй драки за матч, тебя удаляют до конца игры. Но часто вторая драка крайне необходима, чтобы соперник ещё крепче усвоил преподанный ему урок. Может, кому-то это и не нравится, но это же часть игры. А сейчас подобное убирают из хоккея и это теперь не есть часть игры, а было частью игры.

Что ты думаешь о том, как Шенахан раздаёт штрафы и дисквалификации?

Ооо, Шенни, чёрт бы его побрал.

Не столько он, сколько это закручивание гаек, все эти дисквалификации, штрафы. Думаешь, это поможет лиге навести порядок?

Вот посмотри, как работает силовое урегулирование ситуации. Сейчас бы не было столько много убийственных ударов в голову, если бы у каждой команды на лавке сидел тафгай, перед которым пришлось бы держать ответ. Или ты сделал что-то плохое игроку первой-второй тройки соперников и уже игрок твоей команды говорит, что сейчас достанется и ему… Ты понимаешь, что я имею в виду? Просто иметь кого-то на всякий случай, чтобы все знали: я сделаю так и мне могут за это оторвать башку. Все, что нужно — это присутствие и фактор страха.

Держать игроков в узде.

Точно. Тех, кто любит выставить локоть. Что меня выводит из себя, не знаю, видишь ли ты это, но я вижу, что в регулярном сезоне свистят всё. Только начали – свисток, снова свисток и так до самого конца матча. Как только начинается плейофф, все судьи словно проглатывают свои свистки. Почему это два разных типа игры? Почему бы и в регулярке не давать играть, как в плейофф, тем более что в плейофф энфорсеры обычно не играют. И Раффи Торрес размазывает кого-либо по борту, а я не могу отомстить ему за это, потому что я на трибунах, поедаю начос – сейчас я не могу ничего сделать. И я знаю, что в следующей игре меня тоже не будет, потому что: «Не дай Бог, я схвачу 4 минуты штрафа, нам забьют дважды и я испорчу команде шансы на попадание в плейофф». Ближе к концу сезона это особенно заметно. Я почти уже хочу, чтобы сезон длился всего игр 40, а затем начинались игры за Кубок. Так было бы гораздо напряжённее. 82 игры сильно изнуряют игроков. Сами посчитайте, игр 11 предсезонки, 82 в сезоне, и 28 в плейофф, если все серии затянутся до 7 матчей. 115 игр в год – это вам не легкая утренняя пробежка. Потом две недели на отдых и снова за тренировки, скоро начнётся тренинг-кемп. Лето пролетает очень быстро и порой даже не успеваешь как следует отдохнуть. Так что, если НХЛ хочет что-то поменять, пусть урезают количество игр, пусть даже и уменьшая зарплаты. Меньше игр, больше напряжённости в них. Как с нашими злейшими друзьями. Мне говорят: «Ты должно быть ненавидишь Детройт». А я: «Я люблю Ред Уингс!» Мне нравилось играть против них, потому что это было весело и мы всегда знали, что игра будет на пределе. А может и вообще резня. Мы знали, что случится что-то такое, чего ещё никогда не случалось. Давайте готовиться к худшему или к чему-то невиданному нами доселе. И, с Ванкувером и Анахаймом, нашими упёртыми соперниками, игры тоже проходили в жесткой-жестокой борьбе. Мы собирали полные трибуны. Болельщики сидели в джерси Калгари или Кэнакс со следами крови на них. Они знали, что предстоящее зрелище будет стоить уплаченных денег. А сейчас команды порой играют, а зрители и не знают, что это за команда, кто в ней, и не идут на стадионы. Им просто нужны та агрессия и возбуждение, витающее в воздухе. Ты хочешь чувствовать это в каждой игре.

Источник: http://www.milehighhockey.com

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>