Обновление

Обновлена статистика.

Все обновления в твиттере www.twitter.com/hockeyfights_ru

Рубрики

Интервью со Скоттом Паркером. Часть 1

Громадное интервью со Скоттом Паркером. Разделил его на четыре части.

В мрачные дни локаута 2004-05 игроки выбирали разные пути заполнить своё свободное время. Многие отправились в Европу, некоторые решили просто отдохнуть, залечить былые раны, отцы посвятили своё время семье, и один игрок выбрал совсем нетрадиционный путь: стать водителем тягача-техпомощи. Это был бывший силовик Колорадо Эвеланш Скотт Паркер.

Всё началось с просьбы жены Паркера к другу помочь вытащить Паркса (как она называет его) из дому. Друг согласился взять Скотта с собой на смену шофером техпомощи. Это настолько понравилось Паркеру, что он решил провести время в ожидании НХЛ за рулём грузовика.

Представьте себе, что за крик поднялся бы в Эвеланш, если бы они увидели, как один из их игроков, стоя на обочине фривея, цепляет сломавшийся Бьюик своим тягачом, в то время как мимо него на огромной скорости проносятся машины и 18-колёсные большегрузы. Агент Паркера отчётливо представлял себе эту картину. Он начал упрашивать своего клиента бросить все эти поломавшиеся тачки и мотоциклы и уйти с этой работы. Но Паркер гнул свою линию. По завершении локаута Эвеланш вызвали всех игроков в Пепси Центр для подписания контрактов и возвращения в НХЛ. Агент Паркера позвонил ему, сообщить хорошие новости. Но найти Скотта он никак не мог. Даже хуже, он и жена Паркера названивали ему весь день, но всё безрезультатно. Началась паника: где же он, где его грузовик? Когда он, наконец, появился дома, уже запоздно, жена спросила, где же он был. Оказывается, Паркер, услышав хорошие вести, вместо поездки домой, душа и переодевания в цивильный костюм, отправился прямиком в Пепси Центр на своём тягаче (да-да, в своей рабочей замасленной робе) и подписал новый контракт.

Вот такие примерно байки можно услышать, сидя в кресле в Lucky 27 Social Club в центре Кастл Рока, Колорадо.

После ухода из профессионального хоккея в 2009 году, Паркер повесил свои коньки (и ключи от грузовика) на гвоздь и занялся парикмахерским делом. Нет, Паркер не стригёт и не укладывает волосы. Но он и его жена – отличный парикмахер, открыли в 2012 году Lucky 27 Social Club Паркеров, мужской клуб-парикмахерская, где мужчины могут позволить себе быть самими собой. Надписи на прейскуранте и знак внутри магазина предупреждают: «Оставьте своих жён дома». Детям тоже вход заказан, хотя, когда я был там, мужчина зашёл со своим сыном (не подозревая, что это не обычная цирюльня) и любезная миссис Паркер без лишних слов обстригла гриву пацана. Так что, похоже, что Паркеры устанавливают и нарушают свои правила по своему желанию – точно также как Паркер играл и в хоккей. Кстати, вы на самом деле собираетесь спорить обо всех этих деталях со Скоттом Паркером?

Мужской клуб-парикмахерская Паркера – это переделанный старый дом классического стиля на Уилкокс стрит в центре живописного Кастл Рока. С виду обычный домик пасторального вида моментально преображается в мужское логово мачизма, стоит вам переступить порог. Атрибутика Лавин и прочих хоккейных команд развешана по стенам вперемешку с запчастями мотоцикла и прочими мужскими сокровищами. Декор – это чистый тестостерон. Скотт рассказывает, что он сделал парикмахерскую оазисом для настоящих мужиков, особенно для профессиональных денверских спортсменов. Туда приходишь расслабиться, быть самим собой, не забивая себе головами проблемами, работой, семьёй и прочими стрессами. Свитера хоккеистов Эвеланш развешаны по стенам в одной из комнат, где стоит шикарный стол для покера. Бывшие и нынешние игроки Колорадо частенько поигрывают за этим столом (эх, если бы он мог говорить). В другой комнате вы можете встретить своих любимцев из Эвеланш, наслаждающихся сигарами, пока им делают педикюр. (Прежде чем вы спросите о том, делают ли настоящие мужики педикюр, примите к сведению следующее: 1. Ступни хоккеистов постоянно подвергаются нагрузкам. 2. Если Скотт Паркер ходит на педикюр, значит, это годится для настоящих мужиков. 3. Мантра Паркера: «Убей их всех». Что ж, похоже, ваш вопрос уже не будет высказан вслух).

Посетители Lucky 27 Social Club – это эклектическая мешанина из ветеранов войны с их посттравматическими синдромами, бывшие и нынешние профессиональные спортсмены, загадочные мужчины с видом итальянских мафиози, местные щёголи и франты. Нельзя не отметить и владельцев и работников: парикмахер, выпущенный на поруки, по имени Зед (серьёзно, он болтал по телефону с другими «клиентами», пока стриг меня. И прическа вышла на славу. Я провёл в кресле полтора часа и получил самую профессиональную стрижку в своей жизни. Спасибо, Зед!), сын Паркера, играющий в волейбол в команде колледжа в Аризоне, его жена, у которой больше татуировок, чем чистой кожи – бывший телохранитель (среди её других не менее экзотических занятий) и сам Шериф, единственный и неповторимый Скотт Паркер.

Пока длилось интервьюирование, где-то на заднем дворе у Скотта бывший заключённый орудовал бензопилой. Хотел было спросить, что он там делает, но решил, что это весьма органично вписывается в общий антураж.

Расскажи мне о том, чем ты занимаешься сейчас, по завершении карьеры, о своём Lucky 27 Social Club.

Думаю, это всегда тяжело для спортсменов – завершать карьеру, неважно, хоккей ли это, бейсбол или футбол. Обычно это всё, что ты знаешь и умеешь. И, когда ты заканчиваешь, никто не переучивает тебя и не готовит к реалиям новой жизни. У нас с женой три разных бизнеса и это – беспощадный мир. Это совсем не похоже на спорт. Мы запустили этот клуб не так давно. Просто как место с непринуждённой атмосферой, где можно расслабиться и чуток передохнуть за беседой. Тут практически та же атмосфера, что и в командной раздевалке. Это пристанище для джентльменов, клуб. А также мы попытались воссоздать дух старой цирюльни: остро заточенные бритвы, уход и настоящее мастерство брадобрея – парикмахерская старой школы.

А сам ты стрижёшь, бреешь?

Нет. Наш сын сейчас обучается парикмахерскому делу. А мои артритные клешни с острой бритвой в них – это не самое привлекательное зрелище. Я буду просто лицом с обложки и предоставлю другим делать то, что они умеют лучше всего. Моя жена стрижёт уже лет 30. У её бабушки был парикмахерская в Нью-Йорке, так что это уже зов крови. Главное здесь поддерживать атмосферу клуба джентльменов, дать одноклубникам и остальным посетителям расслабиться. Не знаю, можешь ли ты такое писать у себя, но, например, в раздевалке ты можешь сказать: «Эй, как дела, хер?» и это нормально. Без проблем, ты в своём кругу и на фразу: «Как оно, старый поц?» никто не полезет на тебя с кулаками. Это братство, некий круг, частью которого ты являешься. На шутки никто не обижается. На выезде мы всегда устраивали «мусорный взрыв». Наполняешь мусорку всяким мусором, ставишь напротив двери, стучишь в неё и сваливаешь. Дверь открывается и ба-бах! Мы, в пятизвёздочном отеле, и такие детские розыгрыши. В душе всегда живёт ребёнок и, думаю, этого ты никогда не потеряешь.

То есть, можно назвать тебя старый поц и не схватить за это по морде?

(Смеётся) Ну в моём клубе да, я спущу это вам с рук. Как новичкам команды, которым ты как старший брат. Видеть, как они растут как игроки всегда интересно.

Помогал ли кто тебе, когда ты пришёл в команду?

С моей ролью в команде было не так много игроков — Джефф Оджерс и Уоррен Райхел. Они отлично знали свои обязанности и как их выполнять, когда драться, когда – нет. У них-то я и научился многим бойцовским штучкам. Не всем, но на моей стороне были ещё и мои габариты. Так что я, в некотором роде, бился в своей собственной драке. Главное – это выбор времени. Соперник на коне и игра у них удаётся – время изменить эту ситуацию. Вперёд, на лёд, отбил пару голов, пустил кровушку и это тебе удаётся, что ж, ты отлично поработал. Когда бы я не дрался, я отправляю весточку сопернику. И это не развлекалово. Люди спрашивают: «И ты это делаешь по-настоящему?» А я отвечаю: «Хотите посмотреть?» Я выбиваю зубы. Я рушу карьеры. Как и моя карьера закончилась, ничто не длится вечно. Никому не дано узнать его последний день игры в хоккей, так что ты проживаешь каждый день, словно он твой последний.

Чего тебе больше всего не хватает из тех времён?

Парней. Товарищества. Баек. Братства. Вот поэтому-то я устроил этот клуб. Люди приходят и делятся историями.

Тут как оазис.

Точно подметил. Тут почти также как и в других местах «отбрось-отрежь-всё лишнее», куда ты можешь прийти и выговориться. Но мы не бармены. Тут случаются всякие забавные происшествия. Прикольно, когда к нам приходят спортсмены, потому что они самые юморные.

Я отметил одну вещь в твоих драках. Ты всегда бился с уважением к соперникам. Никаких ударов после драки, никаких подлых ударов исподтишка. Ты можешь рассказать о чести среди бойцов?

Уважение к противнику – не последняя вещь в моём ремесле. Оно приходит в начале карьеры, просто из потасовок с более старшими. Моим первым оппонентом был Тони Твист, так что это было будто: «Ни хрена себе. Добро пожаловать в лигу, пацан».

Он был просто глыбой, весь в татуировках. Помню, он снял свою амуницию на скамейке штрафников, а я думал: «Хочу быть таким же, когда вырасту». И Твистер сам по себе мировой мужик. Мы с ним частенько общались. И, в любом случае, уважение должно быть. Да, есть такие, для которых уважение к сопернику это пустые слова, но, как только тебе выпадает шанс оторваться на них, ты отрываешься. 98% игроков – отличные парни, остальные просто отморозки, у которых отсутствует здравый смысл. Но в большинстве случаев это когда соперник падает, ты не добиваешь его. И когда ты падаешь, ты не хочешь, чтоб тебя лупили вдогонку. Всё. Бой уже закончен. Так и должно быть. А те, кто пытаются приложить исподтишка или врезать ещё один разок… не знаю, может, это от неуверенности в себе. Но всегда настанет другой день, другая игра, и ты всегда сможешь посчитаться с этим парнем. Я лучше побьюсь с тем, кто готов на 100%, а не на 80%. Я не принимаю никаких извинений. Либо я выиграл, либо проиграл. Выкладываешься по полной и будь что будет. Каждый может проиграть в любой день. Такова игра.

В юниорах ты забивал и по 30 голов за сезон. Когда случилось так, что ты стал энфорсером?

Это не было моим выбором. Последний год в молодёжной команде я забросил 30 шайб, отдал 22 передачи и набрал 243 минуты штрафа. Это была МОЯ лига. Но дело в том, что там, в WHL, ты играешь молодёжь против молодёжи. И, когда ты попадаешь в НХЛ – мне было 20 – тут уже встречает Тони Твист. Ему было 33. Бобу Проберту было 38 (Скотт немного путает, в год его дебюта в НХЛ Твисту было 30, Проберту — 33). Разница в возрасте колоссальная и опыта у них гораздо больше. Но постигаешь ты тайны ремесла очень быстро. Проби вырубил меня наглухо в нашей первой схватке. Он ухватил меня, я пытался схватить его получше и запутался. Он врезал мне три раза. В висок. Свалил с ног. Я уже не понимал, что происходит. Я разозлился, смог встать, но уже ничего не соображал. Меня там уже не было. Проби прекрасно понимал это, я с ним беседовал после драки. Это было словно: «Проби, я дам тебе увести меня отсюда, прямо сейчас. Извиняюсь, что устроил такое. Это не потому что я тебя не уважаю или что-то такое».

Он отвечал: «Парень, сколько раз меня так отправляли в параллельные миры и не сосчитать. Я прекрасно знаю, что это такое. Всё в порядке. Ты – молодец». Словно тяжкая ноша упала с моих плеч. Я думал, что всё будет намного хуже. Он знал это, потому что был энфорсером ещё задолго до меня. Такие вещи порой случаются, и потом уже знаешь, когда можно ожидать удара после завершения потасовки. Чтобы такого не допустить, точно также, как и в случае, если соперник прыгает на ваших звёзд или пытается играть коленом в колено, ты посылаешь весточку. Может, даже пустить кому-то кровь. Порой хотелось воткнуть два пальца кому-нибудь в пасть и заткнуть ему глотку. Делаешь всё, чтобы быть уверенным, что твоё послание не осталось незамеченным. А что до забивания голов, это было сложно, ведь я прорвался в НХЛ, в команду, где играли Сакик, Форсберг, Тангей, Друри – места для ещё одного бомбардира было маловато. И, к несчастью, тренером был Боб Хартли, который не слишком хорошо понимает, как использовать силовиков. Похоже, он думает, что всё делает правильно, но в реальности это не так. И он просто определил меня в тафгаи, с ограниченным кругом задач. Да, это было не то, чего хотелось бы, но я знал, что, если я хочу остаться в НХЛ, я должен это делать и мои одноклубники уважали меня за это. Я не собирался ругаться и  возмущаться. Я – новичок. Делай, то, что говорят и всё тут. Как итог, я получил ярлык тафгая, потому что нашей команде не нужен был ещё один забивала. Я выходил на лёд минуты на 2-5 в каждой игре и пытался всеми силами увеличить это время.

Источник: http://www.milehighhockey.com

Поделиться в соц. сетях

0

3 комментария: Интервью со Скоттом Паркером. Часть 1

  • Доктор Ливси говорит:

    Браво Святослав!!!

    Опередили меня, не против если я потом выложу это интервью в блоге Парни из стали?

    Сам пока застрял на пяти частях о Шоне Торнтоне.

    С уважением, Доктор Ливси.

  • Святослав Панов говорит:

    Доктор Ливси, не против абсолютно. А я, если Вы не против, тоже буду выкладывать из Вашего блога статьи. В частности, про Максорли и частично Кокса, потому что я его когда-то давно сам начинал переводить.
    Я практически завершил перевод книги, которая у Вас на аватарке в блоге, ту часть, что о Кошуре. Надо удет её слегка вычитать. О Проберте оттуда переводить не буду. Новую статью для перевода пока не выбрал.

  • Доктор Ливси говорит:

    Святослав, конечно я не против. Про Кошура будет интересно самому, так-как книга в наличии у меня есть, но только не хватает времени, чтобы ее перевести.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>