Обновление

Обновлена статистика.

Все обновления в твиттере www.twitter.com/hockeyfights_ru

Рубрики

Для Брашира, драка — это образ жизни — 3

Дональд Брашир против Байрона БитцаШрамы остаются со мной

В Бедфорде Джонни Брашир стоит перед своим бывшим домом, в котором он жил вместе с Дональдом.

«Я столько ужасного вытворял в те дни». – Говорит он. – «Я никого не обвиняю, ни бывших жён, ни детей. Только я виноват во всём том».

Дональд вспоминает дом своего детства. В нём был длинный коридор, ведущий в его спальню. Жалюзи обычно были закрыты и Дональд сидел в темноте, надеясь что тень отца пройдёт мимо его двери и не остановится, потому что это означало, что отец сейчас не будет его бить.

Дональд вспоминает, что его отец и заботился о нём, но большинство из тех картин  улетучились после того, как он однажды взглянул на своё левое бедро по которому змейкой сбегают впечатавшиеся в кожу линии. Это было почти сразу после того, как его отправили в приёмную семью, шрамы его сначала удивили. Потом он вспомнил: «Мой отец бил меня электрическим проводом».

«Шрамы долго не проходили» — говорит Брашир – «Я всё время вспоминал, как увидел их в первый раз в том возрасте…»

«Моя мать считает, что я ненавижу её. Она никогда не делала ничего для меня, я никогда не ощущал её своей матерью. Я ни рос с ней, ни знал её».

Об отце он говорит: «Он запустил цепную реакцию, после которой все в семье начали отдаляться друг от друга. Я не считаю, что это нужно простить. Думаю, нужно просто оставить всё в прошлом и двигаться вперёд. Но сказать, что я прощаю его? Нет, я никогда не прощу его».

Джонни исполняется 62 в этом году. Он рано вышел на пенсию из-за проблем со здоровьем. Он живёт со своей четвёртой женой, Мэри. В марте 1980 года он прошёл курс лечения от алкоголизма, присоединился к Анонимным Алкоголикам и говорит, что с тех пор не брал в рот ни капли спиртного.

В его сердце вживлено пять шунтов. В прошлом декабре он перенёс четвертую операцию, во время которой вену из его руки пересадили в левую ногу, оставив глубокий шрам во всю длину правой руки. Заболевание артерий – это практически ежедневные страдания.

«Если вы увидите Дональда, напомните ему, чтобы он следил за своим сердцем. Это всё наследственное, как и неистовость натуры по отцовской линии».

Брат деда Брашира – Карл Брашир, первый чернокожий ныряльщик в ВМФ США. Это его сыграл Куба Гудинг мл. в фильме «Военный ныряльщик». Джонни всё ещё дарит гостям буклеты, описывающие жизнь Карла.

За карьерой сына он следит ещё меньше чем его бывшая жена, мать Дональда.

Он впервые узнал, что Дональд – игрок, могущий стать профессионалом, в конце 80-х, когда его коллега по работе показал ему газету, в которой Дональда описывали как одного из многообещающих проспектов. «Он великолепен, он просто монстр на льду». – Добавляет он с грустной улыбкой на лице. — «Я однажды видел по «Спортцентру», что он сам учился играть на пианино. Все, чего он достиг, он достиг без меня. Скажите Дональду, я горжусь им. Моя мать мне такого никогда не говорила».

Джонни бывал на хоккее всего лишь раз, проехав два часа на север от Индианаполиса на одну из игр низшей лиги. Но игра не привлекла его. «По мне, в ней слишком много грубости».Дональд Брашир против Джоди Шелли

Я никогда не забуду его

Когда мать Николь Готье скончалась 10 лет назад, её дочь не приехала на похороны. «Я не сержусь на неё». – Говорит она о женщине, оставившей её в детстве. – «Думаю, она была несчастна. У неё не было возможности быть тем, кем она хотела бы быть. Но сейчас она покоится в мире. Так что и я теперь спокойна. Словно я вытащила её из меня и освободилась. И тогда я начала новую жизнь».

Готье прекращает рассказ, но затем добавляет: «Вы можете сказать Дональду, что, если он ждёт, когда я умру, чтобы избавиться от меня и чувствовать себя лучше, то этого не будет в ближайшие лет 20-25. Если он хочет поговорить со мной, может быть, тогда он сможет почувствовать облегчение и так».

Дональд, говорит она, «разбил сердца мне и моим детям». Он прочитали в монреальской газете, что он заявил, что не уверен, можно ли верить его матери, когда во время последней их встречи 18 лет назад она попыталась рассказать ему о его жизни. «Джей, Лоррейн и я сели, поплакали и решили – хватит. Он не хочет быть частью этой семьи».

Отвечая на вопрос, чем она помогла сыну в становлении хоккейной карьеры, несмотря на душевные травмы детства, она невозмутима, почти равнодушна: «Каждый ребёнок становится кем-нибудь. Во всех что-то есть. Дети не просто продукт своих родителей. Они могут расти в лесу, но в них всё равно останется что-то особенное. Им просто нужно хотеть научиться использовать свои особенности. И в этом им может помочь каждый, не обязательно их родители».

Внезапно она разворачивается к двери своей квартиры и говорит срывающимся голосом: «Чтож, скажите Дональду, что я не была там ради него. Я всегда любила его и никогда не забуду. Он навсегда останется со мной и я всё ещё люблю его. Скажите ему, что я буду любить его и, может быть, однажды он придёт и увидит меня».

По дороге домой, гость Николь вспоминает, что забыл своё пальто. Пятнадцать минут спустя, она открывает дверь, глубоко дыша и говорит: «Я подумала, когда ты уехал: «Почему я не дала номер телефона или записку для Дональда?» А потом я увидела, что ты оставил своё пальто. Это провидение».

Она протягивает письмо для своего сына.

Это и не письмо

В своей вашингтонской квартире Брашир прочитал письмо. Он говорит, что его мать просто дала ему знать, как он может связаться с ней, если ему нужно.

«Это и не письмо, так, записка, так что я выкинул её в мусор, как прочитал». – Говорит он, добавив, что сначала он переписал себе номер телефона матери.

«Я собираюсь однажды поехать и навестить их. Но у меня два варианта встречи. Первый: я приеду и буду делать вид будто ничего не было и мы не будем касаться этой темы в разговоре. Или же я приеду и выскажу всё, что я передумал за это время, попытаюсь объяснить, как же я чувствовал себя все эти годы.

Стоит оно того или нет? Думаю, стоит, так что я приеду повидать их и вернусь в их жизни. Но пока у меня есть и другие дела, о которых нужно позаботиться».

Брашир сглотнул ком, подступивший к горлу и продолжил: «Похоже, где-то внутри у нас у всех есть родители и ты не можешь их просто отвергнуть. Они там.

Где-то там, внутри, маленькая часть меня, может, один, а может, сто процентов, которая знает, что у меня есть настоящие родители. Я не жил с ними, я не рос с ними. Но я хотел бы когда-нибудь завести свою собственную семью. У меня не было семьи, которую я хотел бы иметь, когда рос. Так что это всё, что я хочу».

www.washingtonpost.com

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>