Обновление

Обновлена статистика.

Все обновления в твиттере www.twitter.com/hockeyfights_ru

Рубрики

Немного об арбитрах

ЛайнсменАрбитры НХЛ незаметны, но травмы их не обходят стороной.

Игра №793 из 1230 игр в сезоне НХЛ включала в себя драку между правым крайним Девилс Дэвидом Кларксоном и защитником Рейнджерс Эриком Рицем. Оба скинули шлемы, поборолись, пока не встали в более-менее устойчивое положение и провели по несколько мощных ударов. Потасовка завершилась падением, в котором Кларксон оказался сверху.

Оба судьи, Тони Сериколо и Дерек Нансен упали вместе с ними, растащить бойцов и, что не менее важно, удерживать их на расстоянии. Каждый боец получил по пять минут штрафа, а болельщики обеих команд проводили их одобрительными криками. Сериколо и Нансену позже пришлось растаскивать ещё одну драку, между Майком Раппом из Девилс и Колтоном Орром из Рейнджерс. Их работа осталась практически незамеченной.

Так оно обычно и бывает у лайнсменов, самых безымянных персонажей на льду.

Лайнсмены растаскивают разгорячённых комбатантов и увёртываются от опасных шайб. Но несмотря на опасность им платят за незаметность. Их зарплаты колеблются в размере от 100000 до 300000 долларов в год, примерно как у главных арбитров, но совершенно не сравнимы с оплатой большинства хоккеистов.

«Ты выходишь на лёд не для того, чтобы показать себя», — говорит Брайан Мёрфи, лайнсмен, проводящий уже 23 сезон в НХЛ, президент Ассоциации судей НХЛ. – «Никто под конец дня не говорит тебе, что ты отлично поработал».

Возрастающий накал борьбы за место в плэйофф делает каждый свисток ещё более важным. В плэйофф же один свисток может отправить команду в следующий раунд или домой.

Каждую игру НХЛ судят четыре арбитра. Два главных, с оранжевой полосой на рукаве полосатой майки, просматривают спорные моменты и выписывают штрафы. Два лайнсмена делают кучу остальной работы – вбрасывание, следят за «вне игры», сигнализируют о пасе рукой и где-то затерявшейся шайбе. Вот только времени следить за тем, чтобы не получить травму, у них нет.

«Если ты начинаешь об этом беспокоится, то, скорее всего, тебе придётся расстаться с этой работой», — говорит сорокалетний Сериколо, отец троих детей. Он лайнсмен в НХЛ с 1998 года.

Лайнсмены постоянно выбирают позицию, чтобы быть в состоянии сигнализировать о нарушениях. Часто их можно видеть на синей линии, отслеживающими офсайд. Иногда они оказываются на пути игроков. В феврале 2008 года в игре Флайерс – Рейнджерс лайнсмен Пэт Дапуззо попал в переплёт на синей линии, оказавшись рядом с двумя игроками.

Дапуззо подпрыгнул, чтобы избежать столкновения между Фёдором Тютиным и Стивом Дауни. Но Тютин опрокинул Дауни, чей конёк угодил прямо в лицо Дапуззо.

Пятидесятилетний Дапуззо собирался завершить карьеру после сезона 2008-09, но вышло так, что игра Флайерс – Рейнджерс стала для него последней. Несколько лицевых костей было сломано, серьёзно повреждено несколько нервов и он лишился большинства зубов. Дапуззо говорит, что он до сих пор страдает от последствий сотрясения.Пэт Дапуззо

«Похоже, тот удар оказался донельзя точным», — говорит он.

Но, определённо самой опасной частью работы остаётся растаскивание потасовки.

«По большей части, мы даём бойцам свободу», — рассказывает Скотт Черри, проводящий первый сезон в НХЛ в качестве лайнсмена. —  «Тяжеловесы сами прекрасно знают, что им делать. Мы лишь приглядываем за тем, чтобы ситуация не вышла из под контроля и не стала небезопасной».

Спустя секунды после того, как Даруззо получил травму, на льду вспыхнуло две драки. Разнимать бойцов пришлось главным арбитрам, которые обычно этим не занимаются.

«Что ж, это силовой спорт, быстрая игра и ты должен быть в наилучшей физической форме для это работы», — считает Сериколо.

Судьи обычно проводят по 73-75 игр в регулярном сезоне, говорит Мёрфи. Судьи первые на льду перед началом периода и последние, после его завершения. Они в движении все 60 минут игры.

Большинство лайнсменов десятилетиями могут обходиться без серьёзных травм. Шестидесятидвухлетний Рэй Скапинелло, 33 года судил встречи в НХЛ до своего выхода на пенсию в 2004 году после 2500 игр регулярного сезона. В ноябре 2009 года Скапинелло, по прозвищу Скамп, стал 15-ым судьёй избранным в Зал Хоккейной Славы.

На вопрос, сколько раз в него попадала шайба, Скапинелло отвечает: «Несчётное количество». Он смеётся и говорит, что у него даже есть несколько татуировок от шайб, угодивших в него.

Линейные арбитры чаще чем главные получают травмы, просто потому что отслеживать офсайды – это их задача. Это означает, что они часто стоят около синей линии, около борта.

Довольно часто игрок вбрасывает шайбу в зону, прежде чем его товарищ дойдут до синей линии. В результате, лайнсмен быстро учится предугадывать такие вбросы, запрыгивая на борт. Также и защитники часто встречают прорывающихся форвардов в этих местах, именно так Дапуззо и получил травму.

Судьи носят некоторую защиту. Жан Морин, линейный арбитр НХЛ с 1991 года, говорит, что он носит шлем с визором, щитки на бедра и голень, налокотники и наколенники. Он также развил в себе чувство предугадывания вброса шайбы в зону или столкновения.

«Да, порой бывает больно, но мы всё-таки играем в хоккей, так что к этому быстро привыкаешь», — говорит Морин.

Они выбрали профессию лайнсмена, потому что любят хоккей. После игр, они часто собираются и смотрят другие игры. Даже сейчас Даруззо помогает тренеру элитной юношеской команды, в которой играет его сын.

«Я не собираюсь сидеть и причитать: «Бедный я, бедный», — говорит Дапуззо.

Источник: http://www.nytimes.com

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>