Обновление

Обновлена статистика.

Все обновления в твиттере www.twitter.com/hockeyfights_ru

Рубрики

Проблемы сотрясений мозга — 2

Продолжение статьи о сотрясениях мозга

Филадельфия Флайерс не может ничего сказать о сроках возвращения Ганье на лед

А Ганье и сам пока не может сказать ничего об этом. Он заработал сотрясение мозга, получив сильный удар в подбородок в игре 24 октября. Пропустив четыре игры, и не рассказав всей правды врачам Филадельфии о своем самочувствии, он вернулся в строй. Спустя две игры ему вновь пришлось отправиться в лазарет.

На этот раз Флайерс заявили о том, что у него сильное обезвоживание организма. И прошло три недели, когда они все-таки официально заявили о том, что он перенес сотрясение мозга.

Сотрясения головного мозга —  палка о двух концах – во-первых, сотрясения у игроков не проходят бесследно, во-вторых, в интересах команды этот факт просто замалчивается. И эта смертельная смесь часто заканчивала карьеры игроков. Как уже говорилось, минимум 30 игроков с 1996 года завершили карьеру из-за сотрясений мозга и его последствий.

Ганье абсолютно не улыбается перспектива стать следующим таким хоккеистом.

«Я должен восстановиться полностью, а не частично» — сказал он в недавнем телефонном интервью – «Если это затянется еще на месяц, значит, я буду лечиться еще месяц».

Но это «восстановиться полностью» моментально отбросилось бы в сторону, если бы сейчас начались игры плэйофф. Ганье говорит, что он наверняка бы выходил сейчас на лед и ни его доктора и ни доктора НХЛ, не остановили бы его.

«Это все твоя репутация как игрока. Ты не хочешь стоять в стороне и смотреть, как твоя команда проигрывает, а ты все-таки можешь выйти на лед и немного помочь ей. А если будешь ждать полного выздоровления, то твоя карьера вполне может завершиться в ближайшие два года».

В случае с Ганье, у него еще было повышенное внутричерепное давление, когда он вернулся на лед после сотрясения. Он сказал руководству об этом, но добавил, что готов играть. Руководство же по восстановлению после сотрясения мозга рекомендует не играть до тех пор, пока не пройдут все симптомы.

«Может, я и не сказал им всей правды, но с другой стороны я сказал о том, что у меня иногда еще распирает голову изнутри» — говорит он – «Не знаю, в общем. Как я уже говорил, я хоккеист, который хочет вернутся и играть. Если никто не говорит мне: «Ты сегодня не играешь», я выхожу на лед».

Глава нейропсихологической программ тестов НХЛ сказал, что медицинский консенсус таков – игрок не должен играть, пока он полностью не избавится от симптомов сотрясения. Даже в плэйофф.

«Здесь играют роль не просто факторы: «Чувствуешь последствия или нет?» — говорит д-р Рубен Эчемендия – «Все зависит еще от того, что за игрок, с какой командой играют, что это за игра. Все эти причины, которые учитываются».

Эчемендия рассказал, что он видит любые варианты возвращения к игре, как комбинацию просчитываемого риска и выгоды.

«Например, игрок получивший травму в первой игре сезона, мыслит о возвращении к игре совершенно другими категориями, нежели игрок, травмировавшийся перед финальной игрой кубка Стэнли». – говорит Эчемендия, избранный президент Национальной Академии Нейропсихологии – «В конечном итоге, решают сами игроки. Они уже взрослые люди и решение остается за ними».

Но если игрок получил сотрясение, не будут ли дальше ухудшаться его умственные способности? Не стоит ли поберечь себя, ведь скоро уже конец сезона? И почему бы этим хоккейным воинам не пропустить плэйофф?

«Игроки на это никогда не пойдут, они просто не думают над этим» — говорит бывший игрок Филадельфии Кейт Примо – «Парни обычно не заглядывают настолько далеко. Живем сегодняшним днем».

Он говорит, основываясь на собственном опыте. Один из моментов его хоккейной карьеры, которым он гордится, он также называет «одним из самых ошибочных решений, которое я когда-либо делал».

В 2000 году, во время игры, завершившей серию плэйофф против Питтсбурга победой, Примо унесли в бессознательном состоянии на носилках. Но в следующей же игре, против Нью-Джерси, он уже вернулся на лед.

«Тот момент я всегда вспоминаю с теплым чувством, помню, как я был горд тем, что играю в первой игре финала конференции» — рассказывает Примо, все еще не излечивший от последствий сотрясений головного мозга. – «Но сейчас, оглядываясь в прошлое, я знаю, что тогда я очень навредил своему здоровью».

Ганье знает все об этом. Он недавно долго беседовал с Примо, но говорит, что ничто не остановит его и любого другого игрока от участия в плэйофф. Даже травма головного мозга.

«Думаю, что мы еще долго будем видеть такие примеры самопожертвования. И количество игроков, завершивших карьеру из-за сотрясения мозга будет только расти. И может, когда-нибудь, Лига задумается над этой проблемой всерьез».

Эчемендия говорит о том, что существует два критических вопроса в решении, когда игроку можно будет возвратиться на лед: симптомы самого игрока и нейрокогнитивные тесты.

Хоккеисты проходят нейропсихологические тесты в тренингкемпах. Тесты определяют основные функции: время реакции, память, внимание и концентрацию.

В этом году НХЛ приняла на вооружение Компьютеризированную систему быстрого определения сотрясения мозга и когнитивного тестирования (Immediate Post-Concussion Assessment and Cognitive Testing (ImPACT) system). С ее помощью надеются не допустить так называемого «эффекта привыкания» — некоторые хоккеисты отлично справляются с тестами на бумаге, потому что они проходят их слишком часто.

Предполагается также, что она поможет против хитроумия некоторых хоккеистов, которые умышленно с самого начала показывали плохие результаты в тестировании, чтоб потом, в случае сотрясения мозга, они могли набрать те же самые невысокие очки, и остаться в составе.

«Думаю, такое случается (игроки умышленно не особенно стараются в тестировании), но я думаю, что мы все-таки сможем достучаться до игроков и Лиги, и они поймут, что подобные игры могут закончиться досрочным завершением карьеры» — считает Эчемендия.

А Ганье уже не вполне доверяет этой системе ImPACT. Он не прошел тесты два раза, после того самого сотрясения, полученного им от разрешенного Лигой удара плечом-в-подбородок Джея Баумистера из Флориды Пантерс. Но в третий раз он успешно справился с тестированием, хотя симптомы сотрясения все еще не прошли.

«Теперь я в сомнении, помогут ли действительно эти тесты определить, готов ли игрок к игре или нет» — Пожимает плечами Ганье – «В моем случае, я еще не в полном здравии, а тест пройти все-таки смог. Лиге стоит поискать другое решение».

Создатели тестирования отмечают, что программа – это лишь один из факторов, которые помогут судить о состоянии игрока. И ее ни в коем случае, не следует рассматривать, как панацею от всех бед.

НХЛ не публикует официальных руководств по возвращению того или иного игрока на лед. Помощник комиссионера НХЛ Билл Дэйли говорит, что решение по игрокам отданы на откуп врачам команд.

«Я не считаю, что для регулярного сезона и плэйофф должны существовать разные стандарты» - говорит Дэйли – «И я уверен, что врачи команд не должны применять разные мерки к игрокам в регулярном сезоне и плэйофф. Сейчас только сам игрок может думать каждый раз по своему, и, в зависимости от ситуации, выходить на лед или нет».

Но сейчас явно видно, что для игр на вылет хоккеисты используют лишь один стандарт: абсолютно здоров. Сама острота этих игр делает невероятно трудным для них принятие рационального решения.

«Определить все последствия сотрясения очень трудно» — говорит Эчемендия – «Никогда нельзя быть уверенным на все сто процентов, что там происходит. Это не разрыв передних крестообразных связок, который мы можем увидеть воочию, прооперировать и сказать, что выздоровление займет 5-6 месяцев. А в сотрясениях слишком много неизвестных. Если прикинуть, то на самом деле, исследованиями сотрясений головного мозга в спорте занялись всего лет 10-15 назад».

И некоторые из этих исследований ужасают.

Университет Северной Каролины изложил в своем докладе тот факт, что бывшие игроки НФЛ имеют шанс заболеть болезнью Альцгеймера на 37 процентов выше, чем их ровесники, обычные американцы. Также было доказано, что несколько повторных сотрясений головного мозга весьма повышают шанс развития слабоумия в дальнейшем.

Кевин Гускевич, один из авторов этого исследования и глава Центра изучения бывших спортсменов, сказал, что они запрашивали НХЛ о возможности подобного исследования, им было отказано, но они намереваются послать запрос снова.

Невропатологи, изучавшие мозг 44-летнего игрока в американский футбол Андре Уотерса (http://en.wikipedia.org/wiki/Andre_Waters) и покончившего жизнь самоубийством, говорят, что состояние его мозга было аналогичным мозгу 85-летнего старика и были видны признаки ранней стадии болезни Альцгеймера. Однажды, отвечая на вопрос, сколько у него было сотрясений мозга, Уотерс ответил: «Черт его знает, я сбился со счета где-то на пятнадцатом».

Д-р Карен Джонстон, известный нейрохирург, управляющая новой клиникой в Торонто, занимающейся проблемами сотрясения мозга у спортсменов, говорит, что бывшие игроки НХЛ неохотно обращаются к ним за помощью.

«Мы часто слышим от них: «Да ничего особенного. Да было сотрясение, но сейчас-то я в полном порядке». Но чуть позже многие подходят ко мне и говорят: «Знаете, все-таки, что-то не так, но никто об этом не знает, и я не хочу об этом говорить открыто».

Бывший энфорсер НХЛ Стю Гримсон молчать об этом не собирается.

Его карьера завершилась в 2002 году из-за последствий сотрясения мозга, подозревает, что любые исследования среди бывших игроков НХЛ приведут к тем же результатам, что были уже в НФЛ. Его мнение основывается на том, что он читал и видел, как другие справляются с подобными обстоятельствами.

Известный в свое время как Комбайн, он не щадит себя, думая о том, как могут повлиять перенесенные им сотрясения мозга на его будущее. «Я был бы очень удивлен, узнав, что любой, кто перенес столько же сотрясений мозга, как и я, не поплатился бы за это позже».

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>