Обновление

Обновлена статистика.

Все обновления в твиттере www.twitter.com/hockeyfights_ru

Рубрики

Некоторые страницы из книги Боба Проберта — 5

В тюрьме было трудно, но это не был какой-нибудь Алькатрас

26 сентября 1989 года окружной судья Патрик Дагген приговорил меня к шести месяцам тюрьмы. Я считал, что, в принципе, легко отделался. Я рассчитывал вообще на условный приговор, потому Харольд Фрайед пытался доказать, что инкриминируемая статья должна относится к тем, кто продаёт наркотики, а насчёт меня все были согласны, что мой кокаин был для личного употребления. Этот аргумент не прошёл, но я уверен, что благодаря ему, судья смягчил наказание.

Я взглянул на Харольда. В его глазах были слёзы.

17 октября стали известны детали моего срока заключения: три месяца в Федеральном Медицинском Центре в Рочестере, Миннесота, три месяца в «доме на полпути», учреждении для реабилитации отбывших наказание заключённых, вылечившихся наркоманов, алкоголиков, три года условного срока, штраф 2000 долларов, плюс издержки в сумме 3680 долларов. И дополнительный пинок под зад – по 1210 долларов за каждый месяц в камере. Я платил ренту за проживание в тюрьме.

7 ноября, м-р Илич заказал чартер только для меня и Харольда и я отправился в тюрьму. Она выглядела как студенческое общежитие. В моей камере было окошко и толстая тяжелая дверь, которую открывали в 6 утра и закрывали вновь только в одиннадцать часов вечера. Могло бы быть и хуже. Там могли бы быть и решетки.

Я был федеральным заключенным №12211–309, и я ходил в тюремной робе, или как там вы её назовёте. Кажется, она была коричневого цвета. Я сидел вместе с Джимми Бейкером, евангелистом и Билли Джиакалоне, мафиозным боссом из Мичигана. В то время Бейкер брал деньги за свою фото вместе с сокамерниками – по 5 долларов за штуку. …Он был такой, слегка двинутый. Он всегда жаловался на то, как повредил спину, упав с верхней койки. Потом, как-то нам назначили уколы для повышения иммунитета. Он снова начал кричать. Я повернулся к нему и сказал: «Хорош визжать, это уж не так стрёмно. Это не Джессика Хан». (Прим. — Джессика Хан — секретарь в одной из церквей, изнасилованная Джимми Бейкером)

Билли Джиакалоне был одним из тех, кого подозревали в причастности к исчезновению Хоффы (Прим. — Джеймс Хоффа — американский профсоюзный лидер, пропавший без вести в 1975 году. Считается, что он убит мафией). Но он был по-настоящему крутым. Он был болельщиком Уингс. Мне он сказал: «Эй, Боб, будут проблемы или кто-то надоест тебе, просто разбей стул об его голову».

************

В тюрьме было трудно, но это не был какой-нибудь Алькатрас.

Стив Айзерман, Колин Кэмпбелл и Жак Демер навестили меня в январе. Конечно, этот визит попал в газеты. Стиви был всегда очень тактичным. Он желал мне лучшего. Когда бы я не влипал в неприятности, он говорил газетчикам: «Что ж, надеемся, что Боб сможет справится со своими проблемами и станет лучше». Напротив, Демер называл меня чумой, после того как меня упрятали за решетку. Он заявил: «Чума закончилась«, после вынесения приговора. Забавно, что когда я бился за его команду, я не был такой ужасной болезнью. Думаю, его волновала только своя собственная задница.

Я получил свой диплом о среднем образовании, когда сидел в тюрьме. Потом я попробовал курс колледжа «Письменное общение», но не закончил его. Я пришёл на одно занятие, длившееся четыре часа с одним 15-минутным перерывом, а я был курильщиком, вот в этом и была проблема. А потом нам дали задание написать эссе на четыре страницы, так много сотен слов и всё к следующему дню. И опять я сказал себе: «Нахрен надо» и больше не возвращался в класс.

************

Мы пришли на арену и побеседовали с Демером примерно за полтора часа до игры. Он хотел, чтобы я играл. Команда была в опасной близости от последнего места в дивизионе Норрис, но я был взволнован перспективой вернуться на лёд. Будучи так долго вне игры, я не был уверен, что команда и болельщики примут меня.

Я выкатился на раскатку 22 марта 1990 года и болельщики просто сошли с ума. Газеты расписывали во всех красках, как трибуны скандировали: «Проби! Проби! Проби!» Это было хорошо, люди желали моего возвращения. Я же просто хотел показать, что я здесь.

Миннесота забила пару быстрых шайб, что отвлекло болельщиков от моего возвращения, но я отыграл одну, вновь напомнив о себе. Но гол был не засчитан. Я разозлился и попытался завести команду. Но я не думаю, что кто-то хотел стать тем, на ком выместили бы сдерживаемое больше года разочарование.

Но я закатил ещё одну в третьем периоде. Болельщики приняли меня, и ком подступил к моему горлу.

Фаны Детройта намного более склонны прощать, чем большинство людей предполагают. Я слышал, говорят, что всем уже надоели мои выходки и они не собираются мириться с моим дерьмом, однако это оказалось туфтой. Болельщики оказались самыми понимающими из всех. Они писали мне письма, давая знать, что они молятся за меня и надеются, что я пройду через всё это без потерь. Болельщики Детройта – отличные ребята. Они любят игру и примадонны не в их стиле.

Хотя мы и проиграли 1:5, все в раздевалке, казалось, рады моему возвращению. На следующий день в газете написали, что я смахивал слёзы с глаз, когда болельщики приветствовали мое возвращение. Я не помню этого. Вернее, не помню слёз, но я уверен, мои эмоции зашкаливали.

www.freep.com

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>