Обновление

Обновлена статистика.

Все обновления в твиттере www.twitter.com/hockeyfights_ru

Рубрики

Совместное интервью Даррена МакКарти и Клода Лемье

Интервью из передачи Off The Record, март 2010 года. Перевод взят с сайта http://redwingsgrinder.blogspot.com/

Впервые эти два человека сели рядом. Впервые они не готовы растерзать друг друга на части. Впервые они дали совместное интервью. Враги на льду. Враги вне льда. Они вряд ли когда-либо забудут то, что между ними произошло. Итак, вашему вниманию — знаковое совместное интервью легендарного гриндера «Детройта», четырехкратного обладателя Кубка Стэнли в составе «Ред Уингз» Даррена МакКарти и Клода «черепахи» Лемье.

Если кто-то не в курсе, о чем идет речь – в двух словах напомню. Во время 6-го матча финала Западной Конференции — 1996 между «Детройтом» и «Колорадо», форвард «Лавин» Клод Лемье грубо в спину толкнул на борт Криса Дрейпера. Последствиями этого стали переломы челюсти и лицевой кости, потребовавшие операции, а также проблемы с шеей у Дрейпса. В итоге «Эвеланш» выиграли матч и серию, а в последствии – и Кубок. В следующем сезоне «Детройт» трижды играл с «Колорадо», но все три раза Лемье не принимал участие в матчах. И лишь в четвертой игре того года он впервые вышел на лед против «Ред Уингз» после инцидента с Дрейпером. Произошло это 26 марта 1997 года. Эта игра вошла в историю. Что произошло? Рассказывать бессмысленно:

Возвращаемся в наши дни. Интервью проходило в рамках телешоу TSN “Off The Record”с ведущим Майклом Ландсбергом в формате вопрос-ответ. По одной фразе. Ничего лишнего. А мой перевод отсечет еще и половину того, что не столь важно – я оставил только то, что касается истории взаимоотношений этих парней, вопросы обо всем остальном не представляются мне столь уж интересными. Итак, поехали:

ВСТУПЛЕНИЕ – Как все началось

Ландсберг: итак, 13 лет спустя с тех событий, вы снова рядом. Вы когда-нибудь снимались вместе в одном шоу?

Лемье: Никогда

МакКарти: Да, это первый раз.

Ландсберг: Итак, первый вопрос. Даррен, насколько сильно вы жаждали отомстить этому парню?

МакКарти: ОЧЕНЬ сильно. Ведь тогда все произошло прямо на моих глазах.

Ландсберг: Клод, перед памятной игрой ты сильно волновался?

Лемье: Я мог волноваться о чем угодно – о своих партнерах, о тренерском штабе. И наш менеджмент, и Лига, волновался за меня. У моей комнаты в отеле дежурил охранник. Вне льда могло произойти что угодно. Вот за это я мог волноваться. Но на льду… Нет, я слишком много повидал, чтобы о чем-то волноваться на льду.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ – Лемье против Боумэна.

Ландсберг: Давайте вернемся к тому, с чего все началось. Клод, о чем ты думал в тот момент, когда ты летел на Дрейпера?

Лемье: До этого мы проиграли матч в «Детройте», а еще ранее я был дисквалифицирован на одну игру за то, что сзади грязно ударил Козлова в голову. И я сделал именно то, что хотел, потому что он наиграл на это. В итоге я пропустил четвертую игру, а в пятой был почти незаметен. За мной внимательно следили представители лиги, и мне не хотелось вызывать их гнев. Но перед 6-й игрой наш тренер, Марк Кроуфорд, сказал мне, что я должен играть в свою игру, делать то, что привык, завершать все свои силовые приемы, как я делал это всегда. В тот момент, когда я толкнул Дрейпера, я ехал на смену. Он был прямо передом мной и получил шайбу. В такие моменты некогда думать, все происходит на автомате.Клод Лемье толкает Криса Дрейпера на борт

Ландсберг: Смотрим видео… А кто это сидит на скамейке прямо напротив того место, где все это происходит – это же МакКарти! Что ты подумал в тот момент?

МакКарти: Я не мог поверить, что это произошло. Понимаете, я слышал, как ломались его кости… Я встал посмотреть…

Ландсберг: Вы ведь лучшие друзья?

МакКарти: Да.

Ландсберг: Т.е. он для вас больше, чем просто одноклубник?

МакКарти: Да. Мы как братья. Было не по себе, когда он после этого не мог ни есть, ни разговаривать нормально. 8 недель он питался через трубку, прежде, чем смог делать это нормально.

Ландсберг: Ну вы конечно же обсуждали это все…

МакКарти: Нет. Мы ни разу не говорили на эту тему с Дрейпером

Ландсберг: Что, вы никогда не говорили, что-то вроде «парень, я отомщу за тебя»?!!!!!!!

МакКарти: Нет, никогда. Никогда мы не обсуждали, собирался ли я что-то делать после в ответ или нет.

Ландсберг: Клод, после третьей игры, в который, как ты сам сказал, ты грязно ударил Козлова, ты проходил мимо отъезжающего автобуса «Детройта» и Скотти Боумен открыл дверь и…?

Лемье: Да, я проходил мимо с женой и сыном Брэнданом, и Боэумен начал перепалку, он вызывал меня, готов был подраться. Я не верил своим глазам…

Ландсберг: вот этот момент на видео, когда ты бьешь Козлова.

Лемье: Да, но я ударил его хоть и сзади, но перчаткой и он мог вполне ответить. В отличии от момента, как Даррен бил меня сзади… Я тогда сразу оказался в нокауте и не мог сопротивляться…

Ландсберг: Стоп-стоп, мы к этому еще вернемся, но сейчас давай закончим про тот случай с Боумэном. Ты пошел к автобусу «Детройта»?

Лемье: Да, я подошел и был готов драться со Скотти. Потому что для меня то, что происходит на льду – остается на льду. Мы не должны переходить границу, в обычной жизни не стоит вспоминать то, что было на льду. Все это должно оставаться в пределах площадки. В тот день все закончилось ничем. А вот не следующий день мы столкнулись в коридоре лицом к лицу. Я был на встрече с представителями Лиги в конференц-зале, который находился прямо рядом с гостевой тренерской. И вот мы столкнулись в коридоре. Там больше никого не было, только он и я, лицом к лицо. И я сказал: «Если ты хочешь выяснить отношения – сейчас самое время». Но, честно говоря, я не бью людей значительно старше себя, поэтому мы разошлись.

Ландсберг: Даррен, ты бы хотел посмотреть на это – Лемье против Боумэна?

МакКарти: Нет. Конечно нет.

Ландсберг: Нет??? Да все, кто играл за Боумэна были бы рады, если б он это сделал!

МакКарти: Только не я. Понимаете, Боумэн буквально сделал мою карьеру…

Ландсберг: А ты был в тот момент в автобусе?

МакКарти: Нет, меня там не было.

Лемье: Но там было много других ребят, которые моментально приняли участие в перепалке.

МакКарти: Естественно, все моментально бросились защищать тренера.

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ – Развязка.

Ландсберг: Итак, 26-е марта 97-го, Джо Луис Арена. Тогда произошло то, что продолжает обсуждаться до сих пор. Но первыми в тот вечер были Ларионов и Форсберг!

МакКарти: Да, это было уже в зоне, почти напротив нашей скамейки. Они начали бороться. Со стороны это смотрелось по меньшей мере забавно! Все начали съезжаться туда, меня тут же прихватил Фут. Он держал меня, но я знал, что Лемье на поле. Я следил за ним и понимал, что сейчас пришло время. Стоит отдать должное Шэнни – именно ударил Фута по рукам и, можно сказать, освободил меня. Как я это помню, Клод сразу упал и я навалился на него.

Ландсберг: Стоп! Клод, ты видел его?

Лемье: Нет, я не видел. Я был готов, понимал, что что-то должно произойти, но он подъехал ко мне сбоку, я увидел только уже приближающийся кулак. Хоть он и бил перчаткой, но удар получился довольно сильным и я упал, на момент потерял ориентацию.

Ландсберг: Народ после этого прозвал тебя «черепахой». Такое прозвище чести не делает…

Лемье: Ну, я думаю, что люди, которые следили за моей карьерой, прекрасно знают, что я всегда готов постоять за себя.

Ландсберг: вот видео.

МакКарти: Да, это был один из моих самых сильных ударов, которые я когда-либо наносил…

Лемье: Все это понятно. Я ему нужен был. Он бил без остановки. Несколько очень сильных ударов пришлись мне по затылку, но все это объяснимо. Сейчас, когда уже столько времени прошло, я уже ничего не имею против Даррена МакКарти. Он мстил за своего партнера по команде. Это то, что иногда ты должен делать, если играешь в хоккей. Если говорить о Дрейпере – я не ничего против него не имел в тот момент, когда толкал его на борт. Он просто оказался не в том месте, не в то время.

Ландсберг: Стоп-стоп. Где же логика в том, что ты говоришь, что ничего не имел против Дрейпера..?

Лемье: Я вот что скажу. У меня было подобное. Мне сломали лицо в трех местах – нос, челюсть, скула. Горд Клузак толкнул меня на борт. Я ударился лицом прямо о край бортика. Что он имел против меня? Он просто пытался жестко меня встретить, я видел, что он идет на меня, я решил уклониться и мое лицо оказалось прямо напротив бортика…

Ландсберг: Клузак извинился потом?

Лемье: Нет, и я никогда не ждал, что он будет извиняться. Потому что это Хоккей. И какой в этом смысл – слишком поздно, это уже ничего не значит. К чему эти извинения?! Но вот что я уже ни раз говорил – Я НЕ СОБИРАЛСЯ ТРАВМИРОВАТЬ КРИСА ДРЕЙПЕРА. И я повторяю сейчас, и уже говорил это Маку, Я НЕ ХОТЕЛ НАНОСИТЬ ТРАВМУ ДРЕЙПЕРУ. Я уважаю этого игрока, у него великолепная карьера. Если я мог охотиться за кем-то, то лидеры, парни которые забивали нам голы – Айзерман, Федоров.

Ландсберг: так, ребята, а теперь посмотрите вот это видео (драка Лемье и Мака сразу после вбрасывания). Что скажите, что там произошло?

МакКарти: здесь пропущено начало. Это важно, потому что и Клод, и я – играли на правом фланге. Я видел, как он перед вбрасыванием попросил партнера занять его место а сам поехал на левый фланг, чтобы оказаться около меня. Он подъехал и толкнул меня клюшкой…

Ландсберг: Клод, ты толкнул его клюшкой?

Лемье: Да, потому что я собирался это сделать. Поймите, после тех событий я пять месяцев сидел дома. Но эмоции остались крайне негативные, люди критиковали меня… Я никогда не был хорошим бойцом, но я всегда могу постоять за себя. И если надо драться – я могу драться. Я решил, что это надо сделать, и не хотел это откладывать до домашней игры. Это была первая игра между нашими клубами в следующем сезоне, проходила он в Детройте.

МакКарти: Ну а я не мог отказаться. Я привык драться, в этом весь я. Мы здорово бились, я много уклонялся и удары проходили мимо, а думал одно: «ну вот, мы все-таки деремся опять!»

Ландсберг: Ну что ж, это первый ведь раз, когда вы это все вот так обсуждаете?

Оба: Да, первый.

Ландсберг: Можете сейчас пожать друг другу руки?

Оба: Да (жмут руки).

Ландсберг: Сейчас, через тринадцать лет между вами осталась вражда?

МакКарти: Да даже не тринадцать. Через 3-4 года были уже не эмоции. Во многом на это повлиял переход Клода в Далласа (Клод дружески хлопает Мака по руке)

Ландсберг: Даррен, вспомните 1998-й год. Могли бы вы стать одноклубниками с Клодом?

МакКарти: Однозначно – нет. Почем нет? Меня переполняла ненависть к нему.

Ландсберг: Клод, хотел бы быть с ним одноклубниками?

Лемье: Конечно.

Ландсберг: Даррен, если бы тебе обменяли в «Колорадо», как бы уживались?

МакКарти: Ровно настолько, сколько необходимо, чтобы играть в одной команде.

Ландсберг: Чья джерси больше заслуживала бы быть поднятой под свод, если бы вы оба завершили карьеру – джерси Клода в «Сан Хосе» или джерси Даррена в «Калгари».

МакКарти: Конечно, Клод в «Сан Хосе».

Ландсберг: Ну и такой вопрос – что происходит с Детройтом в этом году?

МакКарти: Да ничего сейчас не происходит. Они неплохо играют сейчас.

Ландсберг: Да, это понятно, но это только локальный успех. В целом-то – они сейчас лишь на восьмом месте!

МакКарти: Травмы. Когда столько ребят травмировано трудно играть на том же уровне.

Ландсберг: Клод, все дело в травмах?

Лемье: Да, я согласен. Отсутствие многих ключевых игроков не может не сказываться на игре.

Ландсберг: как спалось перед первой игрой против «Детройта» после того силового на Дрейпере?

Лемье: Я всегда хорошо сплю. Тот вечер – не исключение.

Ландсберг: Даррен, когда ты атаковал Клода – это произошло прямо напротив скамейки «Детройта», прямо напротив Криса Дрейпера. Он кричал что-то в тот момент?

МакКарти: Я не знаю.

Ландсберг: Ты вообще это все планировал?

МакКарти: Да нет же. Ты же сам говорил, что все началось с Ларионова и Форсберга

Ландсберг: Даррен, что думаешь о выступлении Клода в «Battle of the Blades» (аналог нашего «Ледникового Периода», в котором участвовали в том числе такие люди, как Тай Доми и Боб Проберт)?

МакКарти: О! Он был великолепен! Я бы никогда так не смог!

Лемье: Ну, возможно ты следующий…

Ландсберг: Какой бой вам нравится больше – Руа-Вернон или Руа-Осгуд?

МакКарти: Руа-Вернон.

Лемье: Да, это был отличный бой

МакКарти: Да вообще обе драки были что надо!

Ландсберг: Клод, ты много играл с Патриком Руа? Самый яркий пример, когда он терял самообладание?

Лемье: Это не раз с ним случалось. Пожалуй, мне трудно назвать один конкретный эпизод.

Ландсберг: Мак, опиши игру Гашека?

МакКарти: Для меня это одно слово – ДОМИНАТОР.

Ландсберг: кто самый грязный игрок на сегодняшний день?

МакКарти: Ярко Рууту

Лемье: Я согласен с этим

Ландсберг: А если не брать Рууту? Кто еще?

Лемье: Я думаю, Эйвери весьма грязный игрок.

Ландсберг: Ну что, возвращаясь к вопросу самообладание – рад, что сегодня никто это самое самообладание не терял. Даррен МакКарти и Клод Лемье – впервые вместе – спасибо!

Что ж, вот такое интервью. Очень много интересных подробностей из первых уст. Многое из того, что они рассказали, я нигде раньше не встречал. Но сам тон интервью, рукопожатие, фотографии… Я считаю, что теперь смело и обоснованно можно сказать, что ярчайшее райвалри девяностых стало историей.

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>